Неофициальный сайт
ИСУ Гран-При по фигурному катанию 2016
Голосование
Что вы думаете о возвращении Евгения на лед?


НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ

"Фигурное катание" №3/2002
Игорь Бич

Кажется, он выходит на лёд, как на Невский проспект - современный мальчик из толпы, спокойный, свободный, раскованный. Поведёт озорным глазом вдоль трибун, помните, мол, главная моя задача - потрясти воображение девчонок и юных дам… Его прыжки изумляют, его вращения потрясают, темп его катания ставит в тупик… Его зовут Женя Плющенко, и это имя знает сегодня весь мир. А рядом с именем стоит точное определение: феномен. А разве нет? В 19 лет - ветеран российской сборной, медалей с чемпионатов страны, Европы, мира, Олимпийский игр - сразу не сосчитать. Впрочем, медали наверняка посчитаны. Перед публикой никто и никогда не ворошил другую чашу весов: сколько пролито слёз, сколько получено травм, пережито боли и усталости, как изранено самолюбие… Зачем это знать публике? Она знает то, что видит: он талантлив, он удачлив, он весел, он всегда на кураже… И всё-таки познакомимся с Евгением Плющенко чуть поближе.

- Расскажи, пожалуйста, немного о своём детстве. Как ты начал кататься?

- Детство помню очень хорошо. В первый раз пришёл на каток в 4 года. Стоял за хоккейной сеткой на льду и смотрел на детей, как они катались. Это были фигуристы. Мне безумно понравилось, и мама спросила: "Ты хочешь кататься или нет?" Я сказал, что хочу. И начал кататься. Спустя какое-то время я увидел, как играли хоккеисты, и сказал, что хочу в хоккей. Мама ответила: "Покатайся ещё месяц-два, и если не будет получаться в фигурном катании, отведём тебя в хоккей".

- Кто были твои первые тренеры?

- Первый тренер - Татьяна Николаевна Скала - очень хороший тренер. На льду заменяла мне маму - целовала, обнимала - очень добрый тренер. Она выпускница Ленинградского института физкультуры имени Лесгафта, так что у меня в фигурном катании петербургские корни. Второй тренер - Михаил Хрисантьевич Маковеев. В 11 лет мы приехали с ним в Ленинград, и какое-то время пробыли здесь вместе. Потом меня взял к себе Алексей Николаевич Мишин, и я начал тренироваться у него.

- Есть ли у тебя кумиры в фигурном катании?

- Единственным моим кумиром в фигурном катании был и остаётся Виктор Петренко.

- Когда ты понял, что фигурное катание - это твоя жизнь?

- То, что это мой путь, я понял в 7 лет, когда поехал на "Хрустальный конёк" и выиграл его. Я понял, что должен обязательно этим спортом заниматься, был уверен, что это - мой спорт.

- Как ты думаешь, если бы ты не был фигуристом, кем бы ты стал?

- Я очень хорошо учился и старался совместить учёбу и фигурное катание. В Волгограде до пятого класса я заканчивал школу на одни пятёрки. Это было здорово - я любил учиться. Но когда приехал сюда, в Питер, родителей со мной не было. Жил далеко, в школу надо было рано ехать, потом на тренировку, потом опять после тренировки бежать в школу, потом опять на тренировку, потом ехать опять далеко домой - и это как-то не совмещалось. А когда попал в группу Мишина - начались ещё и разъезды. Пытался брать учебники с собой, но класс уходил вперёд, и мне их было не догнать. Но всё равно пытался, учился по возможности. Ещё мне очень нравился футбол. Я безумно любил в футбол играть, и, когда была возможность, в Волгограде во дворах мы играли в футбол. И даже у нас проводились какие-то дворовые соревнования. Если бы не фигурное катание, я всё равно бы стал каким-нибудь спортсменом.

- Какую роль в твоей жизни играет твоя мама?

- Мама привела меня в 4 года на каток, и до сих пор она приходит со мной - пусть сейчас не всегда, но она без этого спорта не может жить. Я даже спрашивал её: "Зачем ты сейчас приходишь?", и она ответила: "Я не могу не приходить. Мне нравится, когда ты катаешься, я хочу смотреть на тебя, я хочу продолжать жить этим спортом. Если я не буду ходить, то фигурное катание для меня умрёт". С тех пор, как она меня в 4 года привела на каток, мама была всегда со мной, помогала мне, прыжки учила вместе со мной, помогала мне растягиваться. Я считаю, что бильман - это её элемент, её заслуга, ему научила меня она, а не тренер или я сам. И всегда в трудные минуты она со мной. Она не лезет в технику, не ставит мне программы - она просто ходит со мной и поддерживает меня. Просто смотрит, иногда может сказать, что тут неплохо, а здесь не очень хорошо. Алексей Николаевич говорит, что мама - редкий случай в фигурном катании. Она всегда в тени, но иногда решает проблемы, которые сложно решить тренеру. Мы живём вместе с мамой и папой, иногда приезжает сестра, племянница

- у нас большая семья. Папа тоже, безусловно, помогает.

- Есть ли у тебя агент, как у некоторых других фигуристов?

- Мой агент - Алексей Николаевич Мишин, на сегодняшний день единственный. Думаю, что пока мне больше не нужен никто, но если будут какие-то предложения - пожалуйста, будем их рассматривать. Нет, конечно, предложений много, но надо, чтобы условия были выгодны и для меня тоже. Я не считаю, что агент необходим, Алексей Николаевич справляется со всей этой рутиной лучше всякого агента.

- Есть ли уже какие-нибудь планы на будущее после спорта?

- Я хочу ещё несколько лет покататься в спорте. А как дальше сложиться - пока не знаю. Я сейчас отдыхал в Турции, и мне предложили там работу. В Турции пока нет катков, и мне сказали: "Давайте вместе их откроем, и мы Вас приглашаем на работу". Я ответил, что это всё надо ещё обговорить. Конечно, в Америку зовут и в Европу тоже. Надо подумать. Потому что работать там, безусловно, лучше.

- Как прошло твоё лето?

- В этом году лето выдалось тяжёлым. В основном была работа. Четыре месяца я провёл в Америке, втуре Коллинза. Почти каждый день выступали, сделали 93 шоу - самый длинный тур в истории фигурного катания. Постоянные перелёты, автобусные переезды, новые гостиницы - сумасшедший дом. Потом из Америки я полетел в Испанию и неделю тренировался там - ставил программу. После этого я наконец-то отдохнул в Турции две недели. Сейчас я уже начал готовиться к новому сезону, ставить и вспоминать программы.

- В прошлом сезоне у тебя были серьёзные проблемы со здоровьем. Как сейчас у тебя дела?

- Весь прошлый сезон прошёл ужасно - то болела спина, то, вначале один пах, потом другой, потом оба вместе. Тройной аксель я прыгал через боль. Были инъекции, уколы. Однако потом, после Олимпийских игр, это как-то всё прошло. Но когда я приехал и стал готовиться к чемпионату мира, за две недели до его начала у меня заболела надкостница. У меня как бы выросла кость под коленкой. Я не мог присесть, даже просто ногу согнуть. На выездах при прыжках было не просто больно - невыносимо больно. Мы пошли к доктору. Вначале мне прописали мази, но это не помогало. Делали уколы, после четырёх ничего не изменилось. Мы пошли к хирургу, и он сказал, что надо вскрывать и стачивать кость. Когда Алексей Николаевич спросил: "А что же дальше?", он ответил, что потом эта кость может снова вырасти, неизвестно только когда - через неделю или через год. Потому что кости ещё не сформировались - формируются они до 25-ти лет - а нагрузки на них большие. Сейчас чувствую себя получше, по крайней мере, я пока боли не чувствую, потому что ещё не прыгал после отдыха. Но думаю, что всё будет хорошо.

- В прошлом году мы видели у тебя попытки четверного лутца.

- Четверной лутц - это вполне реально, это всё уже делалось и на тренировках, и в программах. Главное, чтобы было здоровье. Будет здоровье - будет 4-й лутц.

- Ты говорил о том, что у тебя были проблемы со спиной.Не связываешь ли ты их с тем, что твой фирменный для мужского катания элемент бильман даёт на спину сильную нагрузку?

- Бильман сейчас я стал делать меньше, потому что, например, в прошлом сезоне мы подготавливали 3 четверных - тулуп, сальхов и лутц. И после такой нагрузки тянуть спину - это было, конечно, тяжело. Но всё равно сейчас будем что-то придумывать - массажи, растяжки - для того, чтобы всё это совместить. Я хочу оставить этот элемент.
В большом спорте только я один из мужчин во всём мире делаю бильман. Хотя юниоры тоже уже его делают.

- Ходили слухи о твоём уходе от Мишина. Прокомментируй это.

- Комментировать тут нечего, потому что ничего подобного не было - даже мысли, идеи такой не возникало. Я сам узнал об этом, когда отдыхал в Турции. Мне позвонил знакомый из Америки и сказал, что у них там все в шоке, потому что в интернете прошла такая информация. Я не знаю, кто это делает и чего хочет добиться. Наверно тот, для кого наше с Алексеем Николаевичем сотрудничество опасно.Но я уходить никуда не собирался и не собираюсь.

- А какие программы у тебя в этом сезоне?

- Короткая - "Адажио" Альбинони. Мы пригласили для постановки Валерия Михайловского. Идея поставить программу на эту музыку, так же, как и пригласить в качестве хореографа Михайловского, принадлежит моему тренеру. В своё время именно Михайловский был солистом в постановке Эйфмана на музыку Альбинони и поразил воображение Алексея Николаевича. Произвольная - на музыку петербургского композитора Игоря Корнелюка. Эта программа посвящена моему городу и станет подарком его жителям к 300-летию Петербурга. Мы с Алексеем Николаевичем постоянно работаем над моим стилем икаждый год стараемся, чтобы я раскрылся по-новому. Хотя многие выдающиеся фигуристы придерживаются выбранного стиля, не изменяя ему, и я не считаю, что это плохо. Но нам нравится искать что-то новое.

- Что такое семья в твоём понимании?

- В моём понимании семья - это то, что у меня есть сейчас - мама, отец, сестра, племянница. У нас в семье благополучие и прекрасные взаимоотношения - радость, любовь, понимание, уважение друг к другу, забота друг о друге. Вот такая, на мой взгляд, и должна быть семья. Пока мы с родителями живём в квартире, но я хочу купить загородным дом под Петербургом.

- Твои самые близкие друзья, как в фигурном катании, так и вне его.

- Самые ценные друзья для меня - это мои поклонники. Всем им большое спасибо за поддержку в трудные минуты. У меня много друзей и среди фигуристов, но часто общаться не получается, потому что постоянные разъезды. Дружим с Сашей Абтом, Ромой Костомаровым, Вахо Мурванидзе. С Антоном Сихарулидзе, конечно, но даже с ним сейчас тоже стали меньше общаться. Летом так сложилось, что Антон с Леной выбрали другой тур, а я остался в "Champions on Ice". Сейчас я здесь, а он уехал в Америку. Есть друзья среди хоккеистов - Жамнов, например, Лёша, Кваша Олег. Есть теннисисты. Во время "St.Petersburg Open" виделся с Хрбаты. Он приглашал меня поиграть на корте, говорил: "Приходи, я тебя потренирую". Не получилось, потому чтобыли тренировки. Я не против встретить и новых друзей. Хочу познакомиться с Кафельниковым - говорят, я на него похож. Несмотря нато, что моихореографы значительно старше меня, у нас сложились дружеские отношения - и с Евгением Сережниковым, и с Давидом Авдышем, и с Эдвальдом Смирновым, а сейчас ещё и с Кириллом Симоновым, Алексеем Семеновым и Валерием Михайловским.

 

РАСПОРЯДОК ДНЯ
Встал, помылся, пошёл за машиной, поехал к 10-ти на тренировку. Вначале занятия в зале - иногда хореография, либо проходы программы, потом лёд. После тренировки еду в институт, потом домой, сплю, иногда гуляю с собакой. Потом вечерняя тренировка. После этого либо занимаюсь делами, либо еду домой.

ХОББИ
Это тоже спорт. Очень полюбил гольф. Раньше я этого не понимал - бить какой-то клюшкой по мячу, чтоб он полетел и ещё попал в лунку. Но, будучи, в Америке, поиграл, и мне очень понравилось. Теннис, бильярд люблю. На машине люблю ездить, особенно быстро. Стал в хоккей играть, мне Хабибулин прислал форму, вот только своих хоккейных коньков пока нет, приходится у друзей брать. Играем мы своей компанией, без силовых приёмов и толчков, так что это не опасно.

ЖИВОТНЫЕ
У меня есть собака и кот. Кот персидский, собака - американский бульдог, любит всех нас и мы его любим. Умны? - чем взрослее, тем умнее, понимает всё. Сейчас ему 2 года. И ещё одну собаку хотел бы завести.

 

 

Поиск по сайту



© 2008-2018. "Неофициальный сайт Евгения Плющенко". Плющенко Евгений (биография, спортивные достижения, фото, статьи, фан-зона).
Предложения и вопросы пишите на: info@plushfans.com.
Яндекс цитирования